среда, 28 октября 2015 г.

Случай из практики. Энкопрез.

         Саша пришел в подготовительную группу детского сада в середине учебного, ему тогда было почти 6 лет. Раньше он никогда не посещал детский сад. Адаптация была тяжелой – мальчик очень сильно плакал при расставании с родными. Плакал в группе, очень сильно нервничал, щеки пылали, была дрожь во всем теле. И самый серьезный симптом – мальчик какал в штанишки, иногда несколько раз в день. Стоит ли говорить о том отношении к нему, которое сложилось в группе. Нянечка и один из воспитателей были очень некорректны в высказываниях. Когда я случайно услышала, то была поражена тем, что педагоги, работающие с детьми, могут так высмеивать недостатки одного ребенка при других детях. Когда я вмешалась в ситуацию – она была уже сильно запущенной именно таким отношением воспитателей и соответственно детей.
      Запрос от воспитателей был примерно таким: « Такой большой и какает в штаны. Постоянно плачет. Заниматься не хочет. Посмотрите его».
Наблюдаю ребенка в группе. Все время сидит на стульчике. Дети к нему не подходят, воспитатель как будто не замечает.  При смене режимных моментов (когда всех зовут кушать, садиться на занятие, гулять) начинает сильно нервничать, плачет, ерзает на стуле, краснеет.  Отказывается заниматься, кушать.
        Скажу сразу, что мне не удалось ни разу встретиться с родителями . Я два раза приглашала папу на консультацию (встречая его в раздевалке), на что он говорил «да, да…хорошо». Но ко мне так никто и не пришел. Тогда я попросила у папы разрешения позаниматься с Сашей. Тогда в нашем саду родители еще не писали согласий на псих. сопровождение и мне нужно было разрешение родителей на индивидуальную работу. Термин «позаниматься» был использован специально, т. к. слова провести диагностику, поработать с ребенком и прочее, могли отпугнуть родителей. Папа  согласился.
    Представления о семье у меня сложились со слов воспитателей, самого ребенка и редкими наблюдениями за папой и бабушкой в раздевалке. Это были приезжие из российской глубинки люди. Хорошая семья, без вредных привычек. Ребенок был любим и даже опекаем. Но к сожалению недостаточный культурный уровень родителей, низкая психологическая и педагогическая грамотность – сделали свое дело. Так же мне показалось, что семья достаточно закрытая, опасающаяся вмешательства третьих лиц. Именно этим я объяснила себе то, что ни один родитель не пришел на консультацию.
   Перейдем к мальчику. К сожалению, у меня нет на руках результатов диагностических исследований. Словарный запас был в норме. Мальчик улыбчивый, добрый, но очень стеснительный и тревожный. Трясется как зверек, который попал из родной стихии в незнакомую чужую ситуацию. (что по сути так и было) По экспресс-диагностике Павловой и Руденко у мальчика средний, ближе к низкому уровню развития. Не умеет держать карандаш, моторика и зрительно-моторная координация очень плохо развиты. Рисуночные тесты не могла провести по этой же причине, уровень графических навыков трех-четырехлетнего ребенка. К сожалению, я не могла собрать анамнез. Я даже не знала, были ли ранее какие-то проблемы с туалетом или это связано только с детским садом. Воспитатели говорили мне, что родители связывают эту проблему с тяжелой адаптацией.
    Педзапущенность? Это такое размытое понятие, что не знаешь, как к нему подступиться. Если ребенок растет в неблагополучной семье и ест с кошками и собаками, да это педзапущенность во всей своей красе и естественно ЗПР в придачу. А мальчик из деревни, из многодетной семьи – я с таким в деревне этим летом общалась. Маленький мужичок, сильный, ловкий, хитрый - даст фору любому городскому. А деньги считает – я так быстро сдачу не сосчитаю. Только я подозреваю, что он мне предметы по группам не классифицирует и обобщающие слова не назовет, и рисовать и графический узор продолжить не сумеет. И многое он не знает, что знаю те, кто ходил в детский сад или с которым мама каждый день занималась. В школе он будет в отстающих и тоже скажут «педзапущенность». Девочка из другого описанного здесь случая – тоже педзапущенность, только  по своему какому-то особому пути проходящая. Вариантов масса.
      А наш мальчик? Мне не хочется к нему применять этот термин. У него родители хорошие, адекватные, любящие, много работают – стараются удержаться на плаву в большом городе. Мальчик славный, добрый, только боится всего, потому что никогда нигде не был. А у мамы еще новый ребенок родился, а его в сад отдали. А в саду его не принимают – ни взрослые, ни дети. Ему очень тяжело.
   Воспитателям я так и сказала: «Вы его не принимаете. Он для вас чужой, еще и ненормальный, грязный. И дети его не принимают, потому что вы к нему так относитесь. Когда примите его за своего – он тогда адаптируется, а иначе мы его просто потеряем – будет или тяжелая болезнь или сильный нервный срыв».
      С Сашей мы встретились 7 или 8 раз (не могу сказать точно, т.к. пишу по памяти). Обычно я планирую 10 встреч на индивидуальную работу, здесь по причине длительных отсутствий мальчика по болезни, получилось чуть меньше занятий. (Чуть позже, в конце учебного года Саша приходил ко мне на групповые занятия по развитию познавательной сферы).
     Мы играли. Это была полностью игровая терапия. На первом занятии мы познакомились и я проводила диагностику. На втором Саша рассматривал игрушки в кабинете, естественно его привлекла сенсорная коробка. Ящик, который должен был быть песочницей (но мне не разрешили использовать песок), я наполнила гречневой крупой + разнообразные мелкие игрушки. На следующем занятии мы перебрались на стол и стали играть в семью.
В игре «веду» я- разговариваю, передвигаю фигурки, придумываю ситуации. Саша тоже участвует, но молча.  У нас были 4 персонажа: папа, мама, старший сын и малыш. Из деревянного конструктора (брусочков) мы построили периметр дома, отгородили комнаты – Саша очень увлеченно в этом участвовал. Потом мы рядом сделали магазин, детский садик и чуть подальше папину работу.
    Проигрываем обычный день обычной семьи. «Пора вставать идти на работу и в садик» - говорю я. Саша напрягся: «Нет, сегодня выходной». «Хорошо, сегодня выходной, пойдем гулять, а завтра в садик» - говорю я. Гуляем, заходим в магазин, дома кушаем, ложимся спать. Наступает «завтра», надо вести ребенка в садик, «Папа поедет на работу и завезет сыночка» - говорю я. Саша –папа, сажает ребенка на машину и везет, он везет его 5…10 минут и все никак не доедет до садика. Он объехал на столе все наши постройки несколько раз. Мы играли сидя на стульчиках, а   теперь Саша встал, чтобы удобнее было ездить по всему столу. Время, отведенное на занятие заканчивается, и Саша уходит в группу.
       На другой день Саша практически бежит ко мне в кабинет, мы расставляем игрушки – Саша смотрит на меня. Семья снова идет в магазин, катается на машине, все спят в своих кроватках, наступает утро – пока в садик. В этот раз я не даю Саше долго ехать и мы подъезжаем к садику. Мы построили раздевалку, группу, спальню, туалет – все по-настоящему. Наши куклы в раздевалке, Саша сидит рядом со мной и вцепляется в мою руку (чуть выше кисти), которой я держу фигурку папы – чувствую как он сильно сжимает мою руку, когда фигурки оказываются на пороге группы. Я на это никак не реагирую и продолжаю играть. « Не волнуйся сынок…..», успокаиваю я игрушку, а через нее и Сашу. Игрушечный мальчик зашел в группу, «Папе пора не работу, поработает и заберет сыночка домой » - говорю я, Саша берет машинку отъезжает на 10 см от «садика» разворачивается, вынимает папу, ставит его в группу и говорит:  «Все поработал, забирает его». На следующих занятиях мальчику удавалось все больше времени оставаться в группе.
     Еще мы проигрывали ситуацию нахождения в группе «не такого» ребенка, на которого жалуются дети и не хотят с ним играть. У меня была игрушка со смещенным центром тяжести, которая стоит на голове вверх ногами (из киндер-сюрприза). Дети-игрушки жаловались воспитателю: «Смотрите, он опять стоит на голове», на что воспитатель говорила о том, что он просто еще не научился вести себя в детском саду как надо. Скоро он перестанет так себя вести и будет играть и заниматься, так же как и вы. Не знаю насколько верными были мои игровые действия, но на тот момент именно такой вариант «проигрывания» пришел мне в голову.
Постепенно наши игровые действия смещались с семьи на детский сад. Там дети играли, гуляли (мы стоили им детскую площадку), кушали.
     Вскоре воспитатели стали замечать улучшение в Сашином поведении. Он постепенно привыкал к детскому саду. Плач по утрам оставался, но в группе мальчик стал чувствовать себя уверенней, стал участвовать в занятиях. По поводу туалета инциденты были, но гораздо реже. С воспитателями (точнее с одной воспитательницей) было сложнее, хотя я строго настрого предупредила о том, чтобы ребенка не ругали и не стыдили в присутствии детей. На следующий год Саша пошел в другую группу (так как его группа была выпускной, а он еще на один год остался в детском саду). Удивительно легко адаптировался. У него появились друзья.  И больше никто (ни воспитатель, ни родители) не подходили ко мне с запросами по поводу этого мальчика.
Игрушки из моего детства, которые использовались
в игровой терапии с мальчиком

     Очень важно! Энкопрез – это серьезная и многогранная проблема и причины ее очень разнообразны. Такой ребенок обязательно должен быть обследован врачами неврологом, гастроэнтерологом, проктологом, психиатром. Моей задачей в работе с этим мальчиком было не «лечение» энкопреза, как может показаться из статьи, а адаптация ребенка к детскому саду. Снятие тревожности и напряжения, связанных с садиком, через игру. Налаживание доверительных отношений с «чужим» взрослым (психологом), который в этом самом саду обитает. Терапия должна быть комплексной, психолог лишь одно из звеньев цепочки. Работа с семьей в таких случаях обязательна. Проблема пачкания трусиков у данного мальчика могла остаться и до настоящего времени – я не могу знать об этом, так как мне не удалось «выйти» на родителей. У большого количества детей (3% от  всех детей - это много) и даже подростков существует эта проблема, и о ней не знает никто (родственники, друзья, воспитатели, учителя), кроме родителей. 

7 комментариев:

  1. Антонина, здравствуйте!
    Замечательные варианты игр с домино! Предлагаю добавить в Детскую галерею.
    У меня сын тоже любил с домино возиться, мог часами из него что-то строить, придумывать...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ой, что-то не поняла, как это получилось, что я комментарий не там написала? Прошу прощения, Антонина...

      Удалить
  2. Антонина, очень интересно было прочитать о Вашем опыте. Спасибо, что поделились.

    ОтветитьУдалить
  3. Здравствуйте, Анна. Я долго раздумываю писать или нет о необычных случаях из опыта работы. Все-таки формат блог пока получается более личным, чем профессиональным. Но когда с подобными случаями сталкиваешься вновь (например читая вопросы мам на разных форумах), хотеться поделиться своими историями из практики.

    ОтветитьУдалить
  4. Антонина, спасибо. :) Такими случаями из практики, я уверена, делиться стоит (даже если формат блога подразумевает иное). Ваш опыт уникальный - столько такта и профессионализма! Когда ребёнок растёт и развивается пусть и по своему пути, но, в целом, по норме, то, конечно, поводов для беспокойств мало. Однако есть другие малыши и, к сожалению, их не так уж и мало. Ваш опыт - размышление очень ценны!
    Я с интересом вчитывалась в Ваши игровые моменты, каким важным и правильным во мне отозвался Ваш подход к проигрыванию момента утреннего "входа" в групповую. Страх, напряжение, неприятие и одиночество, в котором ребёнок оказался, уже вели к срыву. Необходимость в помощи уже была очевидна. Случай трудный ещё и по той причине, что родители не могли оказать необходимую поддержку, а педагоги не захотели - хочу отметить, что они - то всё - таки понимали (в силу профессии должны были понимать и знать).
    И удивлена, что нельзя использовать песок...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Екатерина, за ваш отзыв. Он очень важен для меня. Пока я в раздумьях о том, в каком русле дальше развиваться блогу. Будет ли это блог о моей семье или блог "обо всем что меня волнует" (это оказалось очень сложно реализовать)Прихожу к мнению, что еще один отдельный профессиональный блог необходим для "работы" (аттестации, педагогов моего сада, родителей), т.к. этот блог я им показать не могу.
      Согласна с ваши, по поводу того, что малышей с подобными эмоционально-личностными проблемами достаточно много. Их сразу видно...тяжелая адаптация, различные невротические проявления, замкнутость,тревожность. Хуже всего, когда ребенок остается один на один со своей проблемой, когда родители не хотят замечать очевидного и помогать ребенку.
      По поводу песка - это боязнь у заведующей всего того, что может повлечь неприятности при проверке. Сертификаты на песок, график прокаливания, параметры песочницы, в конце концов документ, подтверждающей что я могу использовать песочную терапию...Вот такими были ее аргументы простив. А вот гречку она сама мне предложила)

      Удалить
  5. Антонина, с песком, конечно, требуются некоторые заморочки, но всё - таки не тотально, чтобы от такого инструмента отказываться. :) И разве песок не входит уже автоматом в перечень основных инструментов, которые психолог может заведомо использовать в силу профессии? Как мне думается, заведующая слишком Вас ограничивает... :(
    По поводу блога Вы правы, но здесь я хочу поделиться своим опытом. Дело в том, что блог комиссия и не рассматривает. Я аттестовывалась как раз в период, когда блог вела строго по профессии, но мне сказали, что такая форма представления опыта не считается - не засчитали даже как за страницу... Поэтому я Вам рекомендую для аттестации сразу сайт создать. Я так и сделала - загляните сюда :http://psychologist-everyday.jimdo.com/ Я его никому и не показываю. :))) Заполняю шаг за шагом... Кстати, если отправить запрос именно данной компании, то и сертификат присылают об открытии сайта, о том, что он Ваш - я так и сделала. Сайты, особенно подтверждённые бумагами, комиссия засчитывает. :)))

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...